Открытие школы – Осень 2024

La Sea
  1. Главная
  2. »
  3. articles
  4. »
  5. Как афроамериканцы учили Кобзона рок-н-ролу.

Как афроамериканцы учили Кобзона рок-н-ролу.

Оглавление

Точка отсчета рока – 1955 год

Зарождение рок-н-ролла и шоу-бизнеса в том виде, какими мы их знаем сейчас. В те годы в Америке существовало два параллельно идущих стиля: блюз и кантри.

Блюз – музыка исключительно чернокожих: тягучая, страстная. Это пентатоника, медленный темп, несколько аккордов, специфический ритм. И текст, который может быть построен вокруг фраз с импровизацией. Голос чернокожего человека легко узнать: он низкий, сильный, басовитый, чуть с сипотой.

Кантри же – это достаточно подвижная мажорная музыка белых янки, ассоциирующаяся с рабочим классом. Достаточно скоростная народная музыка белого США, где довлеют чётные размеры, банджо и иные струнные инструменты. Голос назальный, типично-американский, рявкающий. Обычная форма: “куплет + припев”.

В середине 50х проходят отголоски Второй мировой войны, задувает повсеместно новый ветер дружбы и свободы. И у «белой» молодёжи появляется интерес к музыке чернокожих. А за интересом приходит копирование и исполнение «чёрной» музыки… Но случилось то, истоки чего до сих пор не могут найти своего исследователя. Эти жанры стали смешиваться. Блюзовая гармония и темп кантри. Низкая, опущенная гортань, но у белого человека. Импровизации, но куплетная форма. ЗАРОДИЛСЯ РОК-Н-РОЛЛ!

Важность такого смешения сложно переоценить. Из него выросло всё: от Битлз до Нирваны и Леди Гаги.

Элвис Пресли – король рок-н-ролла

Особым плодом слияния блюза и кантри стал старина Элвис. Было ли что-то похожее на рок-н-ролл до него? Безусловно. И в похожей на него манере пели. Но рок-н-ролла то ещё де-факто не было. Элвис Пресли стал тем катализатором и точкой сборки всего, что происходило в середине пятидесятых в западной музыке.

Он был из бедной, но музыкальной и набожной семьи. Белый мальчик из Мемфиса, который с детства не имел расовых предрассудков. Потому что всё детство провёл бок о бок с чернокожими и по сути вобрал в себя обе культуры. Осаждая известную в Мемфисе студию «Сан Рекордс» раз за разом, Элвис записывал кавер-версии известных афроамериканских песен. Экспериментировал со звуком и группой, ускорял темп песни. В общем-то просто баловался… Что, кстати, и мы вам советуем, обучаясь вокалу).

Он выпустил несколько пластинок, поиграл на местных ярмарках… и тут началось!!!

  • Когда его крутили на радио, случайный слушатель не придавал значения: ну, очередная песня чернокожего… Но нет! Когда он узнавал, что ТАК поёт белый человек – это было равносильно шоку. В будущем именно появление Элвиса Пресли способствовало, среди прочего, разрешению проблемы расовой сегрегации в США.
  • На его концертах возникала вакханалия. Как выступали типичные певцы тех времён? “По стойке смирно” и в классическом костюме. Пресли же всегда был белой (пестрой) вороной, одевался вычурно, странно.
    Имея от природы застенчивый нрав, он невероятно волновался перед публикой. Настолько, что не мог стоять на месте, ноги подкашивались, из рук выпадала гитара (спасибо удерживающему ремню). Эти невротические проявления вылились в дикие по тем временам телодвижения на сцене.
    Пуританское старшее поколение осуждало эти танцы. Но молодёжь, а особенно девушки и женщины… Зычный, почти афроамериканский голос, непохожесть, раскованность на сцене. Всё это очаровывало настолько, что популярность Элвиса ракетой взлетела в космос, вызвав всеобщую истерию. Ханжи пытались запрещать новую музыку, а молодёжь сходила с ума.

Элвис стал первой суперзвездой и секс-символом послевоенной эпохи. Задал темп и правила всему шоу-бизнесу, который существует до сих пор. Совершил музыкальную революцию, подтолкнув зарождающийся жанр, из которого позднее родился и рок и всего его производные. Показал то, как и насколько мощно можно взаимодействовать с аудиторией. Помог в разрешении расовой сегрегации. С него началось понимание того, как человек должен и может петь эстраду. Само понятие эстрадного вокала родилось именно тогда!

Что в СССР было с рок-музыкой?

Нельзя сказать, что существует какой-то идеал пения. Очень условно им считается академический вокал, как основа основ.

На отечественной сцене эстрадная музыка была очень близкой к оперному звучанию по вокалу. Простые песни – и те пелись в основном поставленными голосами. Но всё это было до поры, до времени. Сквозь железный занавес окольными тропами в Союз просачивались западные пластинки. В их числе и Элвис, и тот же Том Джонс…

Певцы с академической постановкой голоса удивлялись необычной манере пения на западе. А дело обстояло просто. Опущенная  гортань, иногда даже излишне. Использование одновременно и форсированного, крикливого, зычного, мужественного звука на хорошей опоре, и нежного придыхания. Плюс англоязычная и американская фонетика, очень яркая и звонкая, направляла звук “прямиком в резонаторы”. Белые западные исполнители переняли манеру чернокожих и дополнили её.

Сочетание вышеприведённых факторов привело к очень необычной постановке голоса, мощным верхним нотам, брутальному звучанию. И вместе с тем – предельной ясности произношения, речевой позиции пения. Которая, в отличии от приемов бытующей в то время советской оперной школы, была чрезвычайно подвластна записи.

Она позволяла создавать любые оттенки: от проникновенного полушепота, до истерии на предельно верхних нотах. Не зря некоторые оперные певцы Советского союза, тайком слушая записи Тома Джонса, были поражены прекрасным, по-итальянски мощным верхам и уверенной середине…

Тлетворное влияние разлагающегося Запада на уши советских граждан

В головах и глотках советских вокалистов стал появляться вопрос «А что если?». И началось копирование. Но не бездумно, а с сочетанием грамотной академической постановки голоса и элементов новой тогда, западной манеры пения. Снятие с груди, пение на субтоне с большим количеством воздуха, плоский звук даже в переходном участке, горизонтальное открытие рта – в противовес вертикальному, которому учили педагоги классического вокала.

Одним из первых, кто начал проводить элементы западного пения у нас, стал Муслим Магомаев. Если в ранних записях он мог подражать итальянским певцам, или Георгу Отсу, то позже, к 70-м у него сложилась неповторимая манера пения из смеси оперного и эстрадного вокала. Которую уже можно услышать в саундтреке к сериалу «17 мгновений весны», или в мультфильме «Бременские музыканты».

Хотя песни из «мгновений» Муслимом Магометовичем были записаны и выпущены первыми, в фильм они не попали. Режиссёру хотелось более сухого, строгого исполнения, а Магомаевское вышло чувственным, эстрадным. Поэтому осталось всё только в архивных записях.

А что с Кобзоном-то? И афроамериканцами вашими

Среди плеяды выдающихся певцов баритонов был также Иосиф Давыдович Кобзон. С Магомаевым они дебютировали практически одновременно по историческим меркам – в начале 60-х. Хотя постановка голоса в обоих случаях была академической, Муслим Магометович всегда тянулся к эстрадной музыке, особенно западной. Он ни разу не исполнил ни одной «партийной» песни. Иосиф Кобзон же, напротив, практически изначально стал номенклатурным исполнителем. Судьба двух личностей практически не пересекалась, до съёмок «17-ти мгновений».

Именно исполнение песен к этому многосерийному фильму Иосифом Кобзоном оказалось подходящим: строгий, вдумчивый тембр, без лишних чувств, даже с некоторой холодностью. Однако…

Если сравнить версию Магомаева и Кобзона, то явно услышится очень большое сходство интонаций, динамических оттенков, ритмических особенностей и произношения. Хоть это и не афишируется. Иосиф Давыдович точно слышал первоначальный вариант.

Более того, именно в этом временном промежутке у Кобзона явно сменилась манера пения. И это чувствуется на примере песен «до» и после. Из открытого и лёгкого харАктерного баритона, каким он звучит в знаменитой композиции «А у нас во дворе…» он стал петь в более эстрадной манере. Она осталась у него до конца жизни.

Кобзон нашёл свой стиль: наличие придыхания в голосе, но с академической постановкой, и речевая позиция, более подходящая звучанию микрофона, более интимная. При всём уважении к Иосифу Давыдовичу, эту манеру он практически наверняка подсмотрел у одного, ранее упомянутого другого баритона)).

Вот так и оказались связаны афроамериканцы, рок-н-ролл и Кобзон.

Нажми для оценки
[Голосов: 1 Среднее: 5]