Открытие школы – Осень 2024

La Sea
  1. Главная
  2. »
  3. articles
  4. »
  5. Техника пения и художественность. Вокальные психологические кризисы.

Техника пения и художественность. Вокальные психологические кризисы.

Оглавление

«Сначала художник рисует просто и плохо. Потом сложно и плохо. Потом сложно и хорошо. И только потом просто и хорошо»

— Илья Ефимович Репин.

Две крайности вокальной техники: эмоции и логика

Даже если не прерывать занятия музыкой годами, к вам могу заглянуть они – вокальные кризисы. Потому, что голос – не просто музыкальный инструмент из бронзы и дерева. Иногда он так и хочет пожить своей жизнью… В этой статье откровения вокального педагога Владимира Фадеева на такую злободневную тему.

В практике обучения пению сегодня прослеживаются две крайности. Я наблюдал их у подопечных, коллег, а также вспоминаю у себя на заре становления вокалистом:

  • Первая крайность –  восприятие вокала лишь сквозь призму эмоций.

    Это излишнее внимание певца к художественной составляющей. Если речь о преподавателе – объяснение принципов вокализации только через метафоры, чувства, образы. Восприятие своего голоса как явления, которое зарождается от совокупности странных факторов. Вроде «…понимания того, что чувствует сейчас Татьяна, и она практически на грани, но вместе с тем полна решимости быть верной Гремину…».

    Сюда же относится чрезмерно щепетильное отношение к голосу, вечное ожидание правильного настроения для выступления. Исключи один из ритуалов-кирпичиков – и ты как певец временно недееспособен. Привет, тремоляции и петухи! Вместо художественной выразительности начинается художественная отсебятина. Мы можем это сегодня встретить у известных артистов в виде абсурдно избыточной мелизматики. Там где надо и не надо. Можно назвать это в целом эмоциональным ослеплением.
    .
  • Вторая крайность – восприятие вокала, как набор физических действий.

    Лучше всего иллюстрирует данную проблему случай из моей педагогической практики. Один мой ученик, весьма хороший впоследствии баритон, во время урока сделал следующее. Мы распевались и обсуждали теорию. Я объяснил суть одного сложного упражнения, потом взял аккорд. Махаю ученику рукой – мол теперь ты. Всё было без спешки, в весьма комфортном темпе. Но ученик не вступает раз, второй. Я спрашиваю: почему ты не вступаешь? Он: сейчас, опущу гортань, сделаю вдох… не получилось… подожди пожалуйста… Горе от ума, в общем.

    Если воспринимать пение только как набор мышечных действий – это провал. Получается механическая работа без всякого художественного и эстетического смысла, звукодуйство. Понимание процесса сводится к ловле “ощущений диафрагмы”, мышц стабилизаторов, вибраций. Все это – логическое ослепление.

Что было первее в вокале – курица или яйцо? Художественность или понимание вокальной техники? Мы не можем выбросить из пения ни то, что оно является психофизическим актом, ни то, что вокал – искусство. Но глупо выбирать цвет наволочек в спальню будущего дома, пока ты ещё даже не купил землю под его постройку.

В гиперэмоциональности находится исток будущих проблем вокалиста, которые и могут переродиться в кризис. Стоит лишь добавить к ней один секретный компонент… Его мы назовем позже.

Что предшествует вокальному психологическому кризису?

Главное в начале обучения пению – «вокало-часы». Человек, чувствующий музыку даже на любительском уровне должен петь, петь, петь, и ещё раз петь! Сам. Напевать под нос, петь в караоке, петь под живой аккомпанемент. При том делать это с личной инициативой. Грубо говоря, нам нужен изначальный материал, чтобы было с чем работать.

Часто человек, решивший заниматься вокалом, думает: пойду к педагогу, пусть меня научат! Не я научусь, а меня. При том он боится открыть рот, громко говорить. О музыке имеет посредственное представление. Он не поёт сам – ни дома, ни в душе, ни за рулём автомобиля. С чем работать преподавателю, как учить?

Как правило, таких учеников ждёт сюрприз: всё начинается не с витиеватых гамм и специфических распевок, а с монотонной протяжки звука на одной ноте. С принуждения учащегося кричать, гавкать. Всё, чтобы человек хотя бы привык к тому, что из него может выходить подконтрольный звук.

Плюсом хороший педагог попытается «наставить на путь истинный» в плане культуры. Он попросит в добровольно-принудительном порядке слушать композиции образцовых исполнителей, прививая вкус и интерес к музыке. Если ученик не загорится инициативой, то даже с первоклассным педагогом он будет проигрывать.

Потом-то и начинается основной путь обучения: музыкальная теория и вокальная техника. Постепенно формируется навык. Вещи, которые приходилось делать сознательно становятся автоматическими. И вот тут самое интересное.

Наступает время заниматься художественной составляющей. В нее входят:

  • Грамотная речь и фразировка.
  • Органичное поведение на сцене в тон музыке.
  • Музыкальность и работа над нюансами.
  • Использование резервов организма и нервной системы – чтобы вокалист мог выйти за рамки рядового исполнителя.

Как преодолеть вокальный кризис?

… Казалось бы, вот оно – мастерство. Ты съел не только собаку в музыкальном деле, но и пару хомячков. Выступаешь, с полнейшим ощущением власти над ситуацией. И тут что-то странное… То ли возраст и скачки гормонов, то ли усталость. Ты начинаешь слышать в записи, что внезапно начал петь мимо нот. Начал передавливать звук, увлекаться экспрессией. Берешь на бис высоченные ноты, а они перестали получаться полетно. Голос вроде звучит, ты поёшь всё из своего репертуара, но будто это 50% тебя прежнего. Всё, пенсия, тюльпаны и мопс на коленках? Адель, прости…

Такое положение дел реально может стать началом конца. Началом того, что практически не описывается современными преподавателями. Вокальный кризис. А если еще это случилось после 40 лет, 25 из которых вы на сцене?

Причины вокальных кризисов описываются ещё реже, чем упоминается само явление. Вы поверили в собственную непогрешимость, мастерство и стали неуважительно относиться к голосовому аппарату. Зачем мастеру распеваться, избегать вредных привычек и продуктов, соблюдать режим сна и отдыха, заниматься спортом… если всё уже доведено до автоматизма? Голос все простит, ведь до этого же вывозил? «Маэстро» перестал следить за кантиленностью звука и избегать перегрузок. Поиск экстраординарных ощущений и “золотого вокального грааля” начал убивать технику.

Всемогущий перестал сдерживаться в экстремальных нотах, когда толпа жаждет зрелища. Гордость его улетела в стратосферу, самокритика выключилась. Он больше ничему не учится. С этого момента всё и посыпалось.

Каков выход из этой ситуации? – Собирать голос заново. Выстраивать его с примарных тонов. Снова петь простые упражнения. Забыть о гордости и звании народного артиста. Откатиться назад, но не потерять остатки техники.

В конце концов, гением нарекут окружающие, но не вы сами. Ваша задача – балансировать между правильной техникой и художественностью. При этом уважать и зрителя и свой голосовой аппарат. Каждый вокальный кризис в своем корне имеет непомерную гордость.

Посмотрите еще по теме художественности в вокале:

Нажми для оценки
[Голосов: 4 Среднее: 5]